Современный мир


Перед выступлением на 70-й генассамблее ООН мировых лидеров в понедельник, 28 сентября, среди которых особо выделялись речи американского и российского президентов Барака Обамы и Владимира Путина, кипение страстей в СМИ достиг высшего накала. Обозреватели постоянно сравнивали глав двух государств, их позиции, возможности воздействовать на аудиторию и аргументацию.

Говорили «по бумажке» и «без бумажки»

Слова американского президента бОльшей частью составляли поучения другим странам, как им нужно действовать, чтобы заслужить одобрения Вашингтона и его сателлитов. Кроме России (разумеется!), неодобрительных оценок США удостоились действия Китая, Ирана, а также были упомянуты некие диктаторы, время которых, уверен Обама, прошло.

Российским наблюдателям проще рассмотреть  пассажи, направленные в сторону нашей страны. Смешным выглядит утверждение о том, что из-за санкций, введенных западными странами в отношении Москвы, из России валом повалили ученые и специалисты – мы-то хорошо знаем, что самым бурным процесс «утечки мозгов» был в период ельцинского правления, когда советниками российского руководителя были американцы. Да и другие обамовские утверждения были не более доказательны, чем это.

В целом, господин Обама говорил эмоционально и очень артистично, апеллируя к переживаниям и чувствам слушателей. Следует отметить, что речи, произносимые «без бумажки», воспринимаются убедительнее, хотя часто оставляют у внимательных аналитиков впечатление пропагандистского приема.

Если добросовестно вслушиваться в 45-минутную речь президента США, то прежде всего становится понятно, что она наполнена сплошными банальностями и американскими штампами, и в ней нет ничего действительно актуального или новенького. Неясна цель, которую преследовал глава Соединенных Штатов своим затянутым выступлением, кроме разве той, чтобы вновь напомнить о себе и продемонстрировать себя всему миру.

Главное для Путина - Сирия

В отличие от Барака Обамы его российский визави постоянно заглядывал в заранее заготовленный текст. В этом случае слова звучат более «книжно», производя впечатление основательной подготовки, хотя такое выступление оставляет чувство некоторой неуверенности выступающего. Владимир Путин сказал именно то, чего от него все ждали, никаких неожиданностей не произошло, лишь однажды позволил себе патетически воскликнуть: «Вы хоть поняли, что вы натворили?».

Речь Владимира Путина на 70-й Генассамблее ООН, которую наблюдатели сравнивали со спичем Барака Обамы, длилась около 25 минут и была более сдержанной и выверенной. Президент РФ лучше подготовился к юбилейной ассамблее, успешно заранее переправив военную технику и подразделения армейских специалистов в бушующую Сирию. Хотя Болгария послушалась указания из Белого дома и перекрыла российским транспортным самолетам воздушный коридор, однако их пропустил Ирак, который, несмотря ни на что, является более самостоятельной страной, чем большинство стран Евросоюза.

Кроме того, как раз перед выступлением в ООН Владимира Путина был создан информационный центр в Багдаде для координации усилий сторон, объединенных в общей борьбе против ИГ. Пока данными этого центра пользуются Россия, Ирак, Иран и Сирия.

Таким образом, выступление российского лидера произошло на благоприятном фоне для главной в его речи темы, а именно – создание военного альянса против ИГ не под эгидой США, а как широкой коалиции большого числа стран, причем всех приглашает Россия и ее союзники на Ближнем Востоке.

Однако президент забыл высказать свою позицию по двум важным проблемам – Крым и Донбасс. Замалчивание этих вопросов возможно в двух случаях: либо российская верхушка приняла решение, как говорится, окончательно «слить» Новороссию, либо договорилась (или думает, что договорилась) с противниками «русской весны» о том, что будет молча терпеть словесные нападки из-за «аннексии» и «агрессии» в обмен на фактическое признание западом статус-кво в украинском деле.

К сожалению, все действия господина Путина все время оказываются в тени того, как его воспринимают «западные партнеры», а сам он зачастую предстает в роли догоняющего. Видимо, основную роль тут играет личность президента России, его характер. Но нельзя не заметить тот фактор, что он сам очень стремится влиться в компанию глав западных держав и стать среди них своим, а для достижения этой цели он готов на многое. Остается надеяться на прагматизм кремлевского руководителя и его понимание того, что сделать это будет не только непросто, а невозможно. Чтобы Владимир Путин стал своим в «восьмерке», ему надо быть главой другого государства, а не России.

Спасая Асада, Путин спасает рубль и себя?

Для того чтобы российскому лидеру быть на равных с «партнерами», необходимо не самому идти к ним, а двигаться независимо в выбранном направлении, притягивая к себе других, являясь центром силы. Понятно, что пока Россия «встает с колен», «роняя» попутно рубль и ВВП, все надежды и мечты о независимости в ключевых вопросах мировой политики неосуществимы. Поэтому пока что Владимир Путин рядом с другими мировыми лидерами выглядит скорее как объект (приложения чьих-то сил или интересов), а не как субъект (независимой политической линии). Особенно ярко это было заметно перед встречей президентов США и России, когда Барак Обама молча вывел Владимира Путина перед объективами журналистов, молча протянул ему руку для рукопожатия, молча пригласил его к переговорам. К сожалению, наш руководитель в этот ответственный момент не имел внушительного вида, соответствующего занимаемой им должности.

Между прочим, в общении важна не только словесная эквилибристика, но и другие приемы – жесты, взгляды, интонации. Надо сказать, откровенная радость Владимира Путина от того, что он обедает вместе с признанными мировыми лидерами, некоторая суетливость за столом и желание непременно чокнуться с президентом США вызывали неприятные ощущения безволия и признания вины. Несколько странным выглядело то, как российский руководитель с обласканным видом сидел за одним столом с генсеком ООН Пан Ги Муном и американским президентом Бараком Обамой, признавая их лидерство, в то время как Москва проявила решительность и продемонстрировала свою силу в Сирии, то есть обозначила самодостаточность своей политики на Ближнем Востоке.

Единственное, что спасает личное положение господина Путина – это то, что он находится во главе достаточно большой страны – большой не только территориально, но и во многих других отношениях. Именно русская армия и русский флот должны будут взять на себя функцию поддержания имиджа России в мире. Теперь дипломатические усилия в Сирии (а может быть, и не только в Сирии) придется подкреплять военной мощью.

Думается, главное, о чем теперь будет часто вспоминать глава «всея Руси» - замечательные слова другого политика, жившего на несколько веков раньше: «Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!».

Екатерина Моткова

 

 

Добавить комментарий