Современный мир


Столица Таджикистана Душанбе

Ситуация в Средней Азии за 22 года, прошедшие после распада Советского Союза, претерпела значительные изменения. Обстановка в этом регионе влияет на внутренние дела в России и касается практически каждого из нас напрямую. Эфемерные границы между среднеазиатскими государствами дают возможность свободного перемещения духовных и материальных ценностей из страны в страну. 

Среднеазиатские государства, бывшие союзные республики СССР, медленно, но верно в течение двадцати с лишком лет выходили из-под контроля Москвы. Ныне процесс их духовного и материального отделения от России почти завершен. Один лишь Казахстан с несменяемым и несгибаемым Нурсултаном Назарбаевым вселяет уверенность в том, что не предаст Россию. И то – Среднеазиатский рынокстопроцентной гарантии никто не даст. Что уж говорить о других – Киргизия, которая выторговала у Ельцина право для своих подданных получать российское гражданство по одному их желанию, и приютившая у себя в Манасе ни больше, ни меньше – американскую военную базу. Узбекистан, который то входит в ОДКБ, то выходит из нее, то он со всеми в СНГ, а то – против и опять же вроде как выходит и стремится в НАТО, предъявляющий претензии России за строительство ею ГЭС в соседних странах. Таджикистан – государство, чуть ли не наполовину захваченное китайцами, имеющее множество проблем и по привычке сваливающее их на Россию – ты, мол, всегда их решала, и продолжай решать. Туркмения – живущая за счет газа закрытая азиатская диктатура, настроенная против всех и вся.

Все это «подбрюшье» – по милому выражению Александра Солженицына и по его же совету – отсоединили от нашей страны в 91-м. Причем нельзя сказать, что только лишь одна воля беловежских подписантов отсекла от нас среднеазиатские народы. Мы, народ России, сами очень хотели этого: в перестроечном угаре многие граждане были настроены весьма радикально и предлагали «независимость» России от ее национальных окраин, а по выражению некоторых – от колоний.Средняя Азия

Откуда же взялись столь нелепые представления о России, в то время советской, ее составе, возможностях и перспективах? По историческим меркам, это произошло вдруг, внезапно. Ведь много лет русские и представители других национальностей жили вместе, работали, учились. В одной стране, под сенью одной идеологии росли дети, а старики спокойно уходили на почетный отдых. Но в конце 80-х заговорили о том, что все мы разные, и поэтому жить должны каждый сам по себе. Застрельщиком выступили националисты в Прибалтике и на западной Украине, где активизировались недобитые после войны «лесные братья» и бандеровцы.

Разговоры на тему национальных особенностей и особых путей каждой маломальской народности начались и в центральных СМИ – по телевидению шли прогрессивные передачи типа «Взгляда», тема активно обсуждалась на радио, в газетах. Национальная идентичность, национальное развитие и даже дальнейшее существование подразумевалось лишь в своей государственности. При этом постоянно вбрасывалась мысль о виновности русских, поработивших все окрестные народы вначале в Российской империи, а затем в Советском Союзе. Демократическому централизму, исповедуемому надоевшей коммунистической властью, противопоставили «самостийность». Демократия стала пониматься как право на анархию, хотя публично об этом не говорилось, все толковали о плюрализме, то бишь одновременном существовании и правоте противоположных точек зрения. Ну а поскольку в советское (а тем более – в царское) время основным народом России все-таки был русский, да и сейчас оным остается, - то именно на русских и возложили всю ответственность за происходящее, в том числе за построенный социализм со всеми его огрехами.

Поселение в Средней АзииВ то же время и русским вдруг расхотелось тащить на своей шее «неразвитые» окраины – уже не только ведущие на радио и ТВ, но и обыватели на кухнях рассуждали о том, что мол, хватит кормить среднеазиатское «подбрюшье», тянущее нас из благословенной Европы в ужасную Азию. Расставались с казахами, узбеками, киргизами, таджиками и туркменами без сожаления. Отдельные горячие головы предлагали «отделиться» и от Сибири – чего, мол, тянуть это ярмо. Однако полыхавшие межнациональные и межрелигиозные конфликты, имевшие конкретные экономические посылы, практически по всем бывшим союзным республикам (в том числе и у нас – на Кавказе) несколько поостудили перестроечный раж.

И вот теперь, сидя перед разбитым советским корытом и глядя на то, как со средней Азии к нам прибывает несметное количество проблем, начиная с неуправляемого потока гастарбайтеров и кончая неизвестно кем управляемого потока наркотиков, пора бы задуматься над тем, как нам теперь «обустраивать Россию», в этой новой реальности. Радует, что, кажется, уже и наши российские власти начинают понимать, что просто отмахиваться от проблемных вопросов больше не получится. Иначе заброс в Россию духовных ценностей среднеазиатских народов перехлестнет все отечественные приоритеты, а уж материальные (а именно – человеческие) ресурсы в исконно русских краях – не в городских, а сельских поселениях – в количественном отношении уже почти переплюнули наши доморощенные.

И здесь представляется два кардинально различающихся подхода к решению этих вопросов.Бывшие республики СССР

Первый из них – обустроить наконец границу, причем по всему периметру Российской Федерации. Непосредственная граница, подлежащая обустройству, у РФ есть с Казахстаном, Азербайджаном, Грузией, Украиной и Белоруссией (Калининград пока не рассматриваем, там своя ситуация). Остальные рубежи – с КНДР, Китаем, Монголией, Финляндией – уже обустроены как надо с советских времен. После закрытия всей границы на замок ввести въезд как минимум по загранпаспортам, а то и визы. Хорошо ли это будет? Нет, конечно, представляю бурю возмущения, которая поднимется, даже если не то что столь радикальная программа начнет реализовываться, а просто даже возможность этого будет озвучена с более-менее высокой трибуны.

Другой же путь, еще более радикальный и более трудоемкий, зато, как ни парадоксально, более простой и понятный – присоединить проблемные регионы к России. Так вот просто и понятно. Понятно, что просто это будет не для всех – местная олигархия и политическая верхушка на местах окажут всяческое сопротивление. Да и в мире поглощение Россией окрестных стран наверняка вызовет еще один виток ненависти к нашей стране. Тем не менее, несмотря на очевидные трудности этого варианта решения среднеазиатской проблемы, которая, кстати, обострится в 2014 году после вывода американских войск из Афганистана, других адекватных решений нет. Для нас намного лучше сейчас поднапрячься и вернуть оторванное в горбачевские времена «подбрюшье», чем потом втюхивать огромные ресурсы – как финансовые и военные, так и человеческие – в эти страны. Причем вкладываться придется не только в вышеперечисленную пятерку государств с их открытыми всем ветрам экономиками и обществами.

Жительницы ДушанбеУчитывать в этом проекте надо то, что при воссоединении среднеазиатских стран с Россией наша страна значительно усилится, и не только в геополитическом, но в экономическом отношении. Но главное – правильно провести этот маневр, вводя в какой-то мере прямое президентское правление в присоединяемых регионах, предлагая все возможности населению работать на месте своего пребывания. Применять административные меры по минимуму, направляя на развитие городов и промышленных объектов на новых территориях квалифицированные кадры из центральной России. Сами эти кадры должны находиться под защитой Москвы и пользоваться всеми социальными благами РФ, тогда как местное население, имея право трудиться на вновь возводимых предприятиях (как промышленных, так и агро-), в течение определенного срока не получат доступ к соцзащите, предоставляемой из бюджета РФ. Придется для новых граждан возродить институт прописки, но не в сталинском жестком варианте, когда у крестьян отбирались паспорта, а в мягком брежневском.

Думается, что против этого варианта развития событий могут протестовать лишь махровые среднеазиатские националисты, которые либо находятся под воздействием религиозного (исламского) дурмана, либо рвутся к власти.

Кстати, специально для радетелей демократических ценностей, в частности, свободы передвижения: власти Британии серьезно обеспокоены наплывом трудовых мигрантов из стран Евросоюза и намерены жестко ограничить их въезд в страну. МВД Британии предлагает с 1 января 2014 года высококвалифицированных рабочих пускать на берега Альбиона лишь при наличии трудового договора, а те, кто не обладает навыками, смогут явиться только при условии нехватки рабочих рук внутри Британии. При этом предлагается закрепить в законе, что приоритет должен всегда отдаваться местным жителям.Граница на замке

Отметим, что вышеприведенные поправки касаются граждан Европейского союза, тогда как для лиц, прибывающих из других стран, жесткое миграционное законодательство уже действует. У нас любят указывать – поскольку вот так делается в такой-то стране, например, в США или западной Европе (примеры из африканских стран обычно не берут), то и у нас должно быть так же. Вот почему бы не взять пример в данном случае с благоразумных англичан, принимающих  в своей стране законы против миграции из ЕС и защищающих свой рынок труда?

По-любому, как бы ни была трудна задача, у нас выбор небольшой – либо отгородиться от пяти наших бывших республик из Средней Азии колючей проволокой с вышками и пулеметчиками, либо снова присоединить их к себе. Третьего не дано.

А для оголтелых защитников местных культур напомним результаты деятельности русских на территориях бывших союзных республик СССР. Для примера возьмем таджикскую столицу и опишем историю ее создания (по материалам сайта cit.tj/toj20/ru/stolitsa.php):

В начале XX века на территории Душанбе располагались три невзрачных, грязных кишлака. Самый большой из них назывался Душанбе, что значит «понедельник». Назвали его так потому, что здесь в этот день недели собирался базар. Приезжавшие сюда торговцы останавливались в соседних кишлаках Шахмансуре и Сары-Ассии. На месте этих трех селений и выросла столица Таджикистана. В 1925 году городом утвердили то, чего еще не было. Только год спустя здесь появилось первое предприятие, но Душанбе в советское времяуже всюду появлялись новостройки, и очень скоро бывшие здесь кишлаки растворились в зелени строившегося нового города. Столицу строили быстро, главным образом приехавшие сюда люди. В 1939 году в городе числилось 83 тыс. жителей многих национальностей, а во второй половине прошлого века ее население приближается к 335 тыс. Душанбе стал не только столицей, но и самым значительным индустриальным, научным и культурным центром республики. Вместе с ростом промышленности развивалась наука, образование, искусство. В столице находится Таджикская академия наук. Она прошла долгий научно-организационный путь (с 1932 года – база АН СССР, с 1941 года – филиал АН СССР и с 1951 года – академия). Академия наук объединяет десятки исследовательских учреждений и лабораторий, сосредоточенных в пяти отделениях. Наибольших успехов таджикские ученые достигли в области метеорной и кометной астрофизики.

Ветераны ВОВ в Душанбе

Между прочим, таджикский язык стал государственным в Таджикистане с 1989 года, а это было еще советское время. Центробежные силы всегда пытались раздирать Россию, однако при сильном центре осуществить разрыв страны было невозможно. И только предательство людей, пришедших к высшей государственной власти, позволило отделить российские окраины от Москвы.

Елена Гурьева.

 

Добавить комментарий